Bloom of Perun:Kharkiv

61
ASO score
Text
72/100
Graphic
45/100
Reviews
38/100
Other
100/100
Additional Information
Rating:
5
Voted: 156
Website:
Email:
Privacy Policy: -
Categories: Adventure
Size: 0MB
Installs: 5.92K
App Age: 1 year 7 months
Release Date: Jan 16, 2021
Last Update: Jun 05, 2021
Version: 4.2
Version history
4.2
Jun 05, 2021
Added shoot system<br>Small size<br>Others addon`s
3.5
Apr 01, 2021
Added new sound<br>Make optimization<br>Added new grafic details
Version history
4.2
Jun 05, 2021
Added shoot system<br>Small size<br>Others addon`s
3.5
Apr 01, 2021
Added new sound<br>Make optimization<br>Added new grafic details
2.0
Jan 28, 2021
0
Jan 16, 2021
First release

All Rankings

All
New
Trending Up
Trending Down
All
Aug 08, 2022
Aug 15, 2022
Load more
New
Aug 08, 2022
Aug 15, 2022
Load more
Trending Up
Aug 08, 2022
Aug 15, 2022
Load more
Trending Down
Aug 08, 2022
Aug 15, 2022
Load more

Downloads

Downloads Graph
Downloads icon
Total
5.9K
Last month icon
Last month
159

Text ASO

Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 22 of 50
)
Bloom of Perun:Kharkiv
Title (
Characters: 22 of 50
)
Bloom of Perun:Kharkiv
Title (
Characters: 22 of 50
)
Bloom of Perun:Kharkiv
Title (
Characters: 22 of 50
)
Bloom of Perun:Kharkiv
Title (
Characters: 22 of 50
)
Bloom of Perun:Kharkiv
Title (
Characters: 22 of 50
)
Bloom of Perun:Kharkiv
Title (
Characters: 22 of 50
)
Bloom of Perun:Kharkiv
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунів Цвіт: Харків(версія для ознайомлення)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Title (
Characters: 45 of 50
)
Перунов Цвет: Харьков(ознакомительная версия)
Short Description (
Characters: 54 of 80
)
&#39;N Speletjie oor Kharkov, geskep deur een persoon!
Short Description (
Characters: 26 of 80
)
በአንድ ሰው የተፈጠረ ስለ ካርኮቭ ጨዋታ!
Short Description (
Characters: 33 of 80
)
لعبة عن خاركوف ، أنشأها شخص واحد!
Short Description (
Characters: 56 of 80
)
Bir nəfər tərəfindən yaradılan Xarkov haqqında bir oyun!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Гульня аб Харкаве, створаная адным чалавекам!
Short Description (
Characters: 40 of 80
)
Игра за Харков, създадена от един човек!
Short Description (
Characters: 54 of 80
)
খারকভ সম্পর্কে একটি খেলা, একটি ব্যক্তি দ্বারা নির্মিত!
Short Description (
Characters: 49 of 80
)
Un joc sobre Kharkov, creat per una sola persona.
Short Description (
Characters: 40 of 80
)
Hra o Charkově, vytvořená jednou osobou!
Short Description (
Characters: 39 of 80
)
Et spil om Kharkov, skabt af en person!
Short Description (
Characters: 50 of 80
)
Ein Spiel über Kharkov, erstellt von einer Person!
Short Description (
Characters: 62 of 80
)
Ένα παιχνίδι για τον Χάρκοβο, που δημιουργήθηκε από ένα άτομο!
Short Description (
Characters: 28 of 80
)
Game, which make one people!
Short Description (
Characters: 28 of 80
)
Game, which make one people!
Short Description (
Characters: 28 of 80
)
Game, which make one people!
Short Description (
Characters: 28 of 80
)
Game, which make one people!
Short Description (
Characters: 28 of 80
)
Game, which make one people!
Short Description (
Characters: 28 of 80
)
Game, which make one people!
Short Description (
Characters: 28 of 80
)
Game, which make one people!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
¡Un juego sobre Jarkov, creado por una persona!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
¡Un juego sobre Jarkov, creado por una persona!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
¡Un juego sobre Jarkov, creado por una persona!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
¡Un juego sobre Jarkov, creado por una persona!
Short Description (
Characters: 34 of 80
)
Ühe inimese loodud mäng Harkovist!
Short Description (
Characters: 49 of 80
)
Pertsona batek sortutako Kharkov-i buruzko jokoa.
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
یک بازی در مورد خارکوف ، ساخته شده توسط یک نفر!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
یک بازی در مورد خارکوف ، ساخته شده توسط یک نفر!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
یک بازی در مورد خارکوف ، ساخته شده توسط یک نفر!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
یک بازی در مورد خارکوف ، ساخته شده توسط یک نفر!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
Peli Kharkovista, jonka on luonut yksi henkilö!
Short Description (
Characters: 52 of 80
)
Isang laro tungkol sa Kharkov, nilikha ng isang tao!
Short Description (
Characters: 48 of 80
)
Un jeu sur Kharkov, créé par une seule personne!
Short Description (
Characters: 48 of 80
)
Un jeu sur Kharkov, créé par une seule personne!
Short Description (
Characters: 46 of 80
)
Un xogo sobre Kharkov, creado por unha persoa.
Short Description (
Characters: 43 of 80
)
ખાર્કોવ વિશેની રમત, એક વ્યક્તિ દ્વારા રચિત!
Short Description (
Characters: 36 of 80
)
משחק על חרקוב, שנוצר על ידי אדם אחד!
Short Description (
Characters: 53 of 80
)
एक व्यक्ति द्वारा बनाई गई खार्कोव के बारे में एक खेल!
Short Description (
Characters: 44 of 80
)
Igra o Harkovu koju je stvorila jedna osoba!
Short Description (
Characters: 46 of 80
)
Egy személy által létrehozott játék Harkovról!
Short Description (
Characters: 50 of 80
)
Խարկովի մասին խաղ, որը ստեղծվել է մեկ անձի կողմից:
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Game tentang Kharkov, dibuat oleh satu orang!
Short Description (
Characters: 51 of 80
)
Leikur um Kharkov, búinn til af einum einstaklingi!
Short Description (
Characters: 43 of 80
)
Un gioco su Kharkov, creato da una persona!
Short Description (
Characters: 15 of 80
)
一人で作ったカルコフのゲーム!
Short Description (
Characters: 63 of 80
)
თამაში ხარკოვის შესახებ, რომელიც შექმნილია ერთი ადამიანის მიერ!
Short Description (
Characters: 37 of 80
)
Бір адам жасаған Харьков туралы ойын!
Short Description (
Characters: 38 of 80
)
ល្បែងអំពីខាខាកូវបង្កើតដោយមនុស្សម្នាក់!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
ಒಬ್ಬ ವ್ಯಕ್ತಿಯು ರಚಿಸಿದ ಖಾರ್ಕೊವ್ ಬಗ್ಗೆ ಒಂದು ಆಟ!
Short Description (
Characters: 24 of 80
)
한 사람이 만든 Kharkov에 관한 게임!
Short Description (
Characters: 48 of 80
)
Бир адам тарабынан түзүлгөн Харьков жөнүндө оюн!
Short Description (
Characters: 36 of 80
)
ເກມກ່ຽວກັບ Kharkov, ສ້າງໂດຍຄົນ ໜຶ່ງ!
Short Description (
Characters: 50 of 80
)
Žaidimas apie Charkovą, kurį sukūrė vienas žmogus!
Short Description (
Characters: 48 of 80
)
Spēle par Harkovu, ko izveidojusi viena persona!
Short Description (
Characters: 42 of 80
)
Игра за Харков, создадена од една личност!
Short Description (
Characters: 55 of 80
)
ഒരു വ്യക്തി സൃഷ്ടിച്ച ഖാർകോവിനെക്കുറിച്ചുള്ള ഒരു ഗെയിം!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Нэг хүний ​​бүтээсэн Харьковын тухай тоглоом!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
एका व्यक्तीने तयार केलेला खारकोव्ह बद्दलचा खेळ!
Short Description (
Characters: 51 of 80
)
Permainan mengenai Kharkov, dibuat oleh satu orang!
Short Description (
Characters: 44 of 80
)
လူတစ် ဦး ဖန်တီးထားသော Kharkov အကြောင်းဂိမ်း။
Short Description (
Characters: 40 of 80
)
Et spill om Kharkov, skapt av en person!
Short Description (
Characters: 48 of 80
)
एक व्यक्ति द्वारा बनाईएको Kharkov को बारेमा खेल!
Short Description (
Characters: 48 of 80
)
Een spel over Kharkov, gemaakt door één persoon!
Short Description (
Characters: 40 of 80
)
Et spill om Kharkov, skapt av en person!
Short Description (
Characters: 46 of 80
)
ਖਾਰਕੋਵ ਬਾਰੇ ਇੱਕ ਖੇਡ, ਇੱਕ ਵਿਅਕਤੀ ਦੁਆਰਾ ਬਣਾਈ ਗਈ!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Gra o Charkowie, stworzona przez jedną osobę!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Um jogo sobre Kharkov, criado por uma pessoa!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Um jogo sobre Kharkov, criado por uma pessoa!
Short Description (
Characters: 50 of 80
)
Un joc despre Harkov, creat de o singură persoană!
Short Description (
Characters: 43 of 80
)
Игра о Харькове, созданная одним человеком!
Short Description (
Characters: 65 of 80
)
එක් පුද්ගලයෙකු විසින් නිර්මාණය කරන ලද ඛාර්කොව් පිළිබඳ ක්‍රීඩාවක්!
Short Description (
Characters: 44 of 80
)
Hra o Charkove, ktorú vytvoril jeden človek!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Igra o Harkovu, ki jo je ustvarila ena oseba!
Short Description (
Characters: 56 of 80
)
Një lojë në lidhje me Kharkovin, krijuar nga një person!
Short Description (
Characters: 44 of 80
)
Игра о Харкову коју је креирала једна особа!
Short Description (
Characters: 41 of 80
)
Ett spel om Kharkov, skapat av en person!
Short Description (
Characters: 47 of 80
)
Mchezo kuhusu Kharkov, iliyoundwa na mtu mmoja!
Short Description (
Characters: 53 of 80
)
ஒருவரால் உருவாக்கப்பட்ட கார்கோவைப் பற்றிய விளையாட்டு!
Short Description (
Characters: 48 of 80
)
ఖార్కోవ్ గురించి ఒక ఆట, ఒక వ్యక్తి సృష్టించినది!
Short Description (
Characters: 40 of 80
)
เกมเกี่ยวกับ Kharkov สร้างโดยคน ๆ เดียว!
Short Description (
Characters: 58 of 80
)
Tek kişi tarafından oluşturulan Kharkov hakkında bir oyun!
Short Description (
Characters: 36 of 80
)
Гра, створена лишень однією людиною!
Short Description (
Characters: 52 of 80
)
کھارکوف کے بارے میں ایک کھیل ، ایک شخص نے تخلیق کیا!
Short Description (
Characters: 45 of 80
)
Một trò chơi về Kharkov, do một người tạo ra!
Short Description (
Characters: 16 of 80
)
一个人创作的关于哈尔科夫的游戏!
Short Description (
Characters: 16 of 80
)
一個人創作的關於哈爾科夫的遊戲!
Short Description (
Characters: 16 of 80
)
一個人創作的關於哈爾科夫的遊戲!
Short Description (
Characters: 53 of 80
)
Umdlalo mayelana neKharkov, owenziwe ngumuntu oyedwa!
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1858 of 4000
)
When the engineers started talking about building a station here, they tried to stop them. Local whisperers said that they would destroy many. The priests kept repeating that this was the beginning of the fiery hyena. But construction began, and the city developed at a rapid pace. Even from neighboring Kharkov we went here to work. It was necessary to service 1 power unit of the station - Borkovskaya NPP. The village of Borki has become the second Pripyat and, probably, the most promising city. The two stations worked in tandem, providing electricity to the entire USSR. It broke out in 1999. On the night of Ivan Kupala. Flared up, and absorbed a lot of earth. The neighboring city of Kharkiv, in which about 1.5 million people lived, has become of little use for life. It became like a camouflage, divided by spots into zones, green and red. The world has changed. A flash shook the whole of Europe and a large area plunged into the darkness of an eternal, endless autumn. No one was involved in the evacuation, and there was no one to evacuate. I was born in 1986 when Borki were just starting to build. And on that ill-fated day in 1999, I turned 13. On the street, sort of like, 2006. I do not know. I am 20. I settled with others underground, as I lived on the Biblica. And my native KhTZ began to die out from oncology. Horizon, Rogan and Span also live here. Further KhTZ - death. I am a Kharkov citizen, my name is Victor. I remember a good time. I remember when I was little in the botanical garden. They showed a fern there, told legends about the Perun&#39;s color. And from, to the KhTZ station, rumors reached that it bloomed under the influence of the atmosphere. This is my chance. One scientist from Saltovka said that this may be true. Or maybe not. The devil only knows. But I have to get Perunov color, suddenly, it will save lives.
Read more
Description (
Characters: 1858 of 4000
)
When the engineers started talking about building a station here, they tried to stop them. Local whisperers said that they would destroy many. The priests kept repeating that this was the beginning of the fiery hyena. But construction began, and the city developed at a rapid pace. Even from neighboring Kharkov we went here to work. It was necessary to service 1 power unit of the station - Borkovskaya NPP. The village of Borki has become the second Pripyat and, probably, the most promising city. The two stations worked in tandem, providing electricity to the entire USSR. It broke out in 1999. On the night of Ivan Kupala. Flared up, and absorbed a lot of earth. The neighboring city of Kharkiv, in which about 1.5 million people lived, has become of little use for life. It became like a camouflage, divided by spots into zones, green and red. The world has changed. A flash shook the whole of Europe and a large area plunged into the darkness of an eternal, endless autumn. No one was involved in the evacuation, and there was no one to evacuate. I was born in 1986 when Borki were just starting to build. And on that ill-fated day in 1999, I turned 13. On the street, sort of like, 2006. I do not know. I am 20. I settled with others underground, as I lived on the Biblica. And my native KhTZ began to die out from oncology. Horizon, Rogan and Span also live here. Further KhTZ - death. I am a Kharkov citizen, my name is Victor. I remember a good time. I remember when I was little in the botanical garden. They showed a fern there, told legends about the Perun&#39;s color. And from, to the KhTZ station, rumors reached that it bloomed under the influence of the atmosphere. This is my chance. One scientist from Saltovka said that this may be true. Or maybe not. The devil only knows. But I have to get Perunov color, suddenly, it will save lives.
Read more
Description (
Characters: 1858 of 4000
)
When the engineers started talking about building a station here, they tried to stop them. Local whisperers said that they would destroy many. The priests kept repeating that this was the beginning of the fiery hyena. But construction began, and the city developed at a rapid pace. Even from neighboring Kharkov we went here to work. It was necessary to service 1 power unit of the station - Borkovskaya NPP. The village of Borki has become the second Pripyat and, probably, the most promising city. The two stations worked in tandem, providing electricity to the entire USSR. It broke out in 1999. On the night of Ivan Kupala. Flared up, and absorbed a lot of earth. The neighboring city of Kharkiv, in which about 1.5 million people lived, has become of little use for life. It became like a camouflage, divided by spots into zones, green and red. The world has changed. A flash shook the whole of Europe and a large area plunged into the darkness of an eternal, endless autumn. No one was involved in the evacuation, and there was no one to evacuate. I was born in 1986 when Borki were just starting to build. And on that ill-fated day in 1999, I turned 13. On the street, sort of like, 2006. I do not know. I am 20. I settled with others underground, as I lived on the Biblica. And my native KhTZ began to die out from oncology. Horizon, Rogan and Span also live here. Further KhTZ - death. I am a Kharkov citizen, my name is Victor. I remember a good time. I remember when I was little in the botanical garden. They showed a fern there, told legends about the Perun&#39;s color. And from, to the KhTZ station, rumors reached that it bloomed under the influence of the atmosphere. This is my chance. One scientist from Saltovka said that this may be true. Or maybe not. The devil only knows. But I have to get Perunov color, suddenly, it will save lives.
Read more
Description (
Characters: 1858 of 4000
)
When the engineers started talking about building a station here, they tried to stop them. Local whisperers said that they would destroy many. The priests kept repeating that this was the beginning of the fiery hyena. But construction began, and the city developed at a rapid pace. Even from neighboring Kharkov we went here to work. It was necessary to service 1 power unit of the station - Borkovskaya NPP. The village of Borki has become the second Pripyat and, probably, the most promising city. The two stations worked in tandem, providing electricity to the entire USSR. It broke out in 1999. On the night of Ivan Kupala. Flared up, and absorbed a lot of earth. The neighboring city of Kharkiv, in which about 1.5 million people lived, has become of little use for life. It became like a camouflage, divided by spots into zones, green and red. The world has changed. A flash shook the whole of Europe and a large area plunged into the darkness of an eternal, endless autumn. No one was involved in the evacuation, and there was no one to evacuate. I was born in 1986 when Borki were just starting to build. And on that ill-fated day in 1999, I turned 13. On the street, sort of like, 2006. I do not know. I am 20. I settled with others underground, as I lived on the Biblica. And my native KhTZ began to die out from oncology. Horizon, Rogan and Span also live here. Further KhTZ - death. I am a Kharkov citizen, my name is Victor. I remember a good time. I remember when I was little in the botanical garden. They showed a fern there, told legends about the Perun&#39;s color. And from, to the KhTZ station, rumors reached that it bloomed under the influence of the atmosphere. This is my chance. One scientist from Saltovka said that this may be true. Or maybe not. The devil only knows. But I have to get Perunov color, suddenly, it will save lives.
Read more
Description (
Characters: 1858 of 4000
)
When the engineers started talking about building a station here, they tried to stop them. Local whisperers said that they would destroy many. The priests kept repeating that this was the beginning of the fiery hyena. But construction began, and the city developed at a rapid pace. Even from neighboring Kharkov we went here to work. It was necessary to service 1 power unit of the station - Borkovskaya NPP. The village of Borki has become the second Pripyat and, probably, the most promising city. The two stations worked in tandem, providing electricity to the entire USSR. It broke out in 1999. On the night of Ivan Kupala. Flared up, and absorbed a lot of earth. The neighboring city of Kharkiv, in which about 1.5 million people lived, has become of little use for life. It became like a camouflage, divided by spots into zones, green and red. The world has changed. A flash shook the whole of Europe and a large area plunged into the darkness of an eternal, endless autumn. No one was involved in the evacuation, and there was no one to evacuate. I was born in 1986 when Borki were just starting to build. And on that ill-fated day in 1999, I turned 13. On the street, sort of like, 2006. I do not know. I am 20. I settled with others underground, as I lived on the Biblica. And my native KhTZ began to die out from oncology. Horizon, Rogan and Span also live here. Further KhTZ - death. I am a Kharkov citizen, my name is Victor. I remember a good time. I remember when I was little in the botanical garden. They showed a fern there, told legends about the Perun&#39;s color. And from, to the KhTZ station, rumors reached that it bloomed under the influence of the atmosphere. This is my chance. One scientist from Saltovka said that this may be true. Or maybe not. The devil only knows. But I have to get Perunov color, suddenly, it will save lives.
Read more
Description (
Characters: 1858 of 4000
)
When the engineers started talking about building a station here, they tried to stop them. Local whisperers said that they would destroy many. The priests kept repeating that this was the beginning of the fiery hyena. But construction began, and the city developed at a rapid pace. Even from neighboring Kharkov we went here to work. It was necessary to service 1 power unit of the station - Borkovskaya NPP. The village of Borki has become the second Pripyat and, probably, the most promising city. The two stations worked in tandem, providing electricity to the entire USSR. It broke out in 1999. On the night of Ivan Kupala. Flared up, and absorbed a lot of earth. The neighboring city of Kharkiv, in which about 1.5 million people lived, has become of little use for life. It became like a camouflage, divided by spots into zones, green and red. The world has changed. A flash shook the whole of Europe and a large area plunged into the darkness of an eternal, endless autumn. No one was involved in the evacuation, and there was no one to evacuate. I was born in 1986 when Borki were just starting to build. And on that ill-fated day in 1999, I turned 13. On the street, sort of like, 2006. I do not know. I am 20. I settled with others underground, as I lived on the Biblica. And my native KhTZ began to die out from oncology. Horizon, Rogan and Span also live here. Further KhTZ - death. I am a Kharkov citizen, my name is Victor. I remember a good time. I remember when I was little in the botanical garden. They showed a fern there, told legends about the Perun&#39;s color. And from, to the KhTZ station, rumors reached that it bloomed under the influence of the atmosphere. This is my chance. One scientist from Saltovka said that this may be true. Or maybe not. The devil only knows. But I have to get Perunov color, suddenly, it will save lives.
Read more
Description (
Characters: 1858 of 4000
)
When the engineers started talking about building a station here, they tried to stop them. Local whisperers said that they would destroy many. The priests kept repeating that this was the beginning of the fiery hyena. But construction began, and the city developed at a rapid pace. Even from neighboring Kharkov we went here to work. It was necessary to service 1 power unit of the station - Borkovskaya NPP. The village of Borki has become the second Pripyat and, probably, the most promising city. The two stations worked in tandem, providing electricity to the entire USSR. It broke out in 1999. On the night of Ivan Kupala. Flared up, and absorbed a lot of earth. The neighboring city of Kharkiv, in which about 1.5 million people lived, has become of little use for life. It became like a camouflage, divided by spots into zones, green and red. The world has changed. A flash shook the whole of Europe and a large area plunged into the darkness of an eternal, endless autumn. No one was involved in the evacuation, and there was no one to evacuate. I was born in 1986 when Borki were just starting to build. And on that ill-fated day in 1999, I turned 13. On the street, sort of like, 2006. I do not know. I am 20. I settled with others underground, as I lived on the Biblica. And my native KhTZ began to die out from oncology. Horizon, Rogan and Span also live here. Further KhTZ - death. I am a Kharkov citizen, my name is Victor. I remember a good time. I remember when I was little in the botanical garden. They showed a fern there, told legends about the Perun&#39;s color. And from, to the KhTZ station, rumors reached that it bloomed under the influence of the atmosphere. This is my chance. One scientist from Saltovka said that this may be true. Or maybe not. The devil only knows. But I have to get Perunov color, suddenly, it will save lives.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1507 of 4000
)
Коли інженери почали думати про будівництво станції в цьому місці, то багато хто намагався їх зупинити. Місцеві повитухи казали, що багато кого погублять, а Попи твердили, що це поччаток кінця. Проте будівництво почали, а місто, яке тут виникло, розвивалось стрімкими темпами. Навіть з сусіднього Харкова сюди їхали на роботу. Потрібно було утримувати перший енергоблок станції – Бірківської АЕС. Село Бірки стало другою Прип&#39;яттю, та і напевно, найперспективнішим містом СРСР. Дві станції працювали в тандемі, забезпечуючи електрикою всю країну. Вона запалала в 1999 році. В ніч, на Івана Купала. Запалавши, поглинула в себе багацько землі. Сусідній Харків, який був рідним для 1.5 мільйона людей, став не пригодним для життя. Він, неначе той камуфляж, став поділений на декіька зон, червоних та зелених. Світ змінився. Спалах, спричинений станцією, сколихнув Європу, і велика область поринула в безуодню сірої, вічної осені. Евакуації не було, бо нікому було евакуювати. Я народився в 1986 році, коли тільки Борки будувались. І ось, цього дня мені стукнуло 13. На вулиці 2006 рік, не знаю. Мені близько 20, і я живу під Землею. Метро ХТЗ стало пристанищем для багатьох: Рогань, Прольот, Горизонт. Далі ХТЗ – смерть. Я харків&#39;янин, звуть мене Віктор. Пам&#39;ятаю добрі часи, коли був з мамою в ботсаду. Там нам розповідали про папороть і про магічну силу її квітки. І ось, до станції ХТЗ дійшов слух, що вона квітне. Це мій шанс, адже ми вимираємо від онкології. Раптом, перунів цвіт врятує життя.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more
Description (
Characters: 1668 of 4000
)
Когда инженеры заговорили о строительстве станции здесь, их пытались остановить. Местные шептухи говорили, что погубят они многих. Священники же во всю твердили, что это начало гиены огненной. Но строительство начали, а город развивался стремительными темпами. Даже с соседнего Харькова сюда ехали на работу. Надо было обслуживать 1 энергоблок станции – Борковской АЭС. Село Борки стало второй Припятью и, наверное, самым перспективным городом. Две станции работали в тандеме, обеспечивая электричеством весь СССР. Она вспыхнула в 1999. В ночь, на Ивана Купала. Вспыхнула, и поглотила в себя много земли. Соседний город Харьков, в котором жило около 1.5 миллиона человек, стал малопригоден для жизни. Он стал как камуфляж, поделенный пятнами на зоны, зеленые и красные. Мир изменился. Вспышка содрогнула всю Европу и большая область погрузилась во мрак вечной, бесконечной осени. Никто не занимался эвакуацией, та и некому было эвакуировать. Я родился в 1986, когда Борки только начали строить. И в тот злосчастный день 1999 мне стукнуло 13. На улице, вроде как, 2006 год. Не знаю. Мне 20. Я поселился вместе с другими под землей, так как жил на Библика. И мой родной ХТЗ стал вымирать от онкологии. Здесь так же живет и Горизонт, Рогань, Пролет. Дальше ХТЗ - смерть. Я харьковчанин, зовут меня Виктор. Помню хорошее время. Помню, когда еще маленьким был в ботсаду. Там показывали папоротник, рассказывали легенды о Перуновом цвете. И от, до станции ХТЗ дошли слухи, что под действием атмосферы он зацвел. Это мой шанс. Один ученый из Салтовки говорил, что может это и правда. А может и нет. Черт его знает. Но я должен достать Перунов цвет, вдруг, это спасет жизни.
Read more

Compare with Category Top Apps

Metrics
Current App
Category Top Average
Difference
Metrics
Current App
Category Top Average
Difference
Title
Current App: 22
Category Top Average: 0
+22
Description
Current App: 1 858
Category Top Average: 0
+1 858
Short description
Current App: 28